Главная » e-Commerce: электронная коммерция

Сарафанное радио, p2p-платежи и другие планы маркетплейса BlaBlaCar в России

Добавлено на 29.07.2019

О том, как устроена работа с партнерами и пользователями крупнейшего маркетплейса автомобильных попутчиков, читателям FutureBanking рассказывает глава российского представительства компании BlaBlaCar Ирина РЕЙДЕР.

– BlaBlaCar выходит на рынок автобусных перевозок и хочет стать маркетплейсом для международных перевозчиков. Расскажите, как вы пришли к этому решению? 

– Мы всегда были сфокусированы на карпулинге, отвергая любые предложения о диверсификации бизнеса в сторону автобусов или такси. Но в какой-то момент число предложений от автобусных перевозчиков превысило критическую массу, и мы задумались о партнерстве.

В прошлом году мы протестировали автобусное направление и выяснили, что пассажиры были не против автобусов, если они заранее знали, что бронируют место именно в автобусе. Автовладельцы разницы не почувствовали, в том числе не заметили оттока попутчиков. А автобусные компании получили дополнительный пассажиропоток. В общем, все оказались довольны.

Здесь мы ни с кем не конкурируем, а являемся просто витриной для автобусных перевозчиков, заинтересованных в дополнительном трафике пассажиров.

– Какие еще направления BlaBlaCar рассматривает как потенциально привлекательные с точки зрения интеграции в уже сложившийся маркетплейс? В поиске каких партнеров заинтересованы?

– Помимо междугороднего карпулинга и автобусных перевозок, сегодня во Франции мы также развиваем карпулинг на средние расстояния – BlaBlaLines. Это ежедневные поездки на 30–50 км. Например, как из Жуковского в Москву и обратно. Это направление активно развивается, мы видим в нем большой потенциал. Но пока BlaBlaLines работает только во Франции.

– Были ли у BlaBlaCar попытки запуска карпулинга внутри городов? Планируете ли вы развивать бизнес в этом направлении? И если да, то в каком формате?

– Примеров суперуспешного внутригородского карпулинга в мире нет. Во-первых, чем короче поездка, тем менее привлекательна она для водителя с точки зрения компенсации расходов. Во-вторых, это слишком большие риски для пассажиров. Выбирая транспорт для поездки по городу, пассажир думает о времени. Если он из дома едет на работу, ему важно понимать, успеет ли он приехать вовремя или нет. В этом смысле общественный транспорт или такси – идеальное решение. А при карпулинге за вами приедет обычный водитель-попутчик, который может не знать города или может опоздать. Задержка на 20 минут в поездке длиной сотни километров не критична, но для города – это катастрофа.

– Один из важных признаков маркетплейса – независимое сообщество, объединенное долгосрочными и саморегулируемыми интересами. Как вы собрали вокруг себя такое сообщество? Есть ли у вас специальные должности, отвечающие за такое направление?

– Когда мы только начинали развивать сервис в России, нам важно было сформировать ядро суперлояльных пользователей. Поэтому мы регулярно проводили встречи с пользователями в разных городах страны – от Санкт-Петербурга до Новосибирска. В рамках этих встреч мы рассказывали о наших целях, идеалах и отвечали на вопросы. Организацией встреч с пользователями занимался отдел комьюнити-менеджеров.

К 2017 г. нам удалось собрать такое большое сообщество, что через сарафанное радио к нам стало приходить больше людей, чем через платные маркетинговые каналы. Тогда мы отказались от части функций комьюнити-менеджеров, а часть их задач передали службе поддержки.

– Как вы преодолеваете скептицизм пользователей относительно безопасности сервиса?

– Во-первых, полгода назад мы запустили добровольную верификацию по паспорту. Эту процедуру уже прошли больше полумиллиона человек. Во-вторых, все пользователи при регистрации обязательно верифицируются по номеру телефона и электронной почте. В-третьих, есть эффективная система взаимных отзывов и рейтингов. И, наконец, у нас есть служба поддержки, куда клиенты могут обратиться за помощью.

Благодаря нашей системе безопасности правоохранительные органы могут установить фактическую личность любого пользователя, даже если он при регистрации указал никнейм. А когда мы запустим онлайн-платежи, предполагающие привязку к профилю банковской карты, тогда система будет еще более надежной и прозрачной.

– Какие модели монетизации BlaBlaCar работают на других рынках? Почему вы не переносите в Россию опыт Франции или Польши?

– У нас две модели монетизации: сервисный сбор за бронирование места и доступ к платформе по подписке. Первая модель работает во Франции, вторая – в Польше. У обеих моделей есть плюсы и минусы. Сейчас мы пытаемся понять, как найти идеальный баланс между ними и реализовать его на российском рынке.

– Сейчас расчеты между пользователями BlaBlaCar проводятся напрямую, без участия сервиса. Есть ли планы взять на себя роль посредника и интегрировать p2p-платежи между пользователями в ваш сервис?

– Вы сейчас описали именно российскую версию сервиса BlaBlaCar. Мы здесь пока не монетизированы, и пользователи расплачиваются между собой напрямую. Но в монетизированных странах пользователи оплачивают полученную услугу (сервисный сбор или подписку), а также расплачиваются друг с другом через маркетплейс BlaBlaCar. Так что, когда в России заработают аналогичные платежи – это вопрос времени. Для спешки нет причин. Сейчас мы проводим разные тесты монетизации. Когда будем уверены, что выбрали оптимальную модель, запустим ее. Монетизация неизбежна.

– Если российское отделение BlaBlaCar не монетизировано, то за счет чего вы сейчас живете?

– BlaBlaCar – международная компания, присутствующая в 22 странах. В 8 из них сервис монетизирован. Доходы, получаемые в этих странах, позволяют отделениям компании в других странах, в том числе России, агрессивно развиваться, делать исследования и тратить деньги на маркетинг. Кроме того, в 2018 г. глобальный BlaBlaCar впервые вышел в прибыль.

– Можете озвучить объем инвестиций в вашу компанию?

– За 13 лет глобальный BlaBlaCar привлек более $300 млн. К середине лета 2018 года в развитие сервиса в России было инвестировано более $10 млн.

Источник: FutureBanking