Главная » e-Commerce: электронная коммерция

Как глава Marriott добился роста капитализации сети на 226% в эпоху Airbnb

Добавлено на 15.11.2019

Всемирная популярность Airbnb и изменившиеся предпочтения миллениалов, казалось, должны были подорвать основы отельной индустрии. Однако гендиректору крупнейшей гостиничной компании в мире Арне Соренсону так не кажется. За те семь лет, что он занимает это кресло, компания подорожала более чем на 200%

Арне Соренсон либо сошел с ума, либо принял лучшее решение в своей карьере, когда в октябре 2015 года взял трубку и набрал номер Билла Марриотта. Всего за три года до этого основатель гостиничной империи назначил Соренсона на пост генерального директора Marriott. Это был первый случай, когда компанию возглавил не член семьи Марриотт.

Теперь Соренсон собирался предложить нечто безумное: потратить $13,6 млрд на покупку конкурента Starwood, который управлял высококлассными сетями, такими как The W, The St. Regis и Le Meridien. И это во времена, когда рыночная капитализация Marriott составляла всего $20 млрд, а традиционные отели боролись с яростной атакой таких выскочек из интернета, как Airbnb и Vrbo.

«Понятно, что он думал: «Боже мой, ты шутишь? Сделка на $13 млрд?» — вспоминает Соренсон. — «Все уже идет хорошо, зачем что-то менять?»

Но Соренсон не мог избавиться от идеи присоединить к Marriott 11 брендов Starwood, включая Westin и Sheraton. Это превратило бы Marriott в крупнейшую гостиничную компанию в мире. Спустя четыре дня после телефонного разговора бывший юрист Соренсон сел за стол переговоров с Марриоттом, чтобы пересмотреть финансовые модели, и смог его убедить. Марриотт поставил подпись.

Рост вопреки тренду

Рост Airbnb и изменившиеся туристические предпочтения миллениалов, которых чары Instagram привлекают больше, чем предсказуемость стандартных путешествий, рискуют оставить владельцев гостиниц без работы. Но Marriott под управлением Соренсона это не грозит. За время его работы владения компании расширились до более чем 1,3 млн номеров. Выручка Marriott в 2018 году превысила $20 млрд, увеличившись на 62% за пять лет. Скажите, будто Airbnb уничтожит индустрию, и 61-летний Соренсон быстро ответит, что выручка Marriott в расчете на одну свободную комнату росла в каждом квартале на протяжении последних пяти лет. «Это гибель отелей? — спрашивает он, уголки его рта изгибаются в улыбке. — Мне так не кажется».

Инвесторы тоже могут усмехнуться — акции Marriott выросли на 226% после прихода Соренсона в марте 2012 года, обогнав таких конкурентов, как Hyatt (рост на 69%) и Hilton (рост на 117% после IPO 2013 года), и разгромив индекс S&P 500 (рост на 113%). Такой успех на бирже, а также репутация создателя рабочих мест (в компании работают 730 000 сотрудников) и экологические инициативы, как например, решение отказаться от одноразовых пластиковых предметов гигиены, позволили Marriott вернуться в этом году в рейтинг Forbes Just 100, куда входят наиболее социально ответственные американские компании.

Но несмотря на все достижения, прошлый год выдался непростым для Соренсона. Marriott обнаружил масштабную утечку данных в системе Starwood, что привело к штрафу на $126 млн. Забастовки в США по поводу зарплат рабочих негативно отразились на выручке за 2018 год, а ксенофобная риторика Трампа привела к снижению числа иностранных туристов в США.

Все это меркнет рядом с главной личной битвой Соренсона — раком поджелудочной железы второй стадии. В конце августа, через неделю после окончания курса химиотерапии, Соренсон говорит, что волосы его немного поредели, а сам он похудел. «Мой парикмахер говорит, чтобы я не брил голову, потому что многие парни делают зачесы», — говорит он со смехом. Для человека, который привык проводить 200 дней в году в отелях Marriott по всему миру, одной из крупнейших перемен стало решение больше времени проводить дома, чтобы поберечь свое здоровье после радиотерапии и дождаться операции в ноябре.

«Я не хочу быть гендиром с онкологией. Я не воспринимаю себя как гендира с онкологией, — говорит Соренсон. — Я настроен оптимистично, но я хорошо понимаю, насколько серьезна болезнь, с которой я борюсь».

Источник: Forbes